PDF Печать E-mail
Поговорим о низменном


Что мы с вами, любезные читатели мои, всё время рассуждаем нравственном долге, высшей цели, совести и прочих абстрактных материях? Давайте поговорим о приземлённом, низменном, так сказать. О хлебе насущном. Ибо птички божии не сеют, не пашут и живут припеваючи, а вот у нас, грешных так не получается.


Когда я услышал ошеломляющую новость о том, что бюджетникам увеличивают зарплату аж на целых шесть процентов, давнее желание поговорить о презренном металле (точнее, о влиянии оного на, так сказать, школьный «производственный процесс» и результаты последнего) настигло меня с непреодолимой силой.

            Нет, я вовсе не намерен изрекать очевидные истины, вроде того, что повышение на 6% даже не компенсирует инфляции, а от предвыборных президентских обещаний довести зарплату учителей до средней по промышленности в  соответствующем регионе отстаёт даже не на  автобусную остановку, а… как бы помягче выразиться… навсегда. Во-первых, скучно в тысяча первый раз повторять всё то же и то же – я не Шахерезада. Во-вторых, те, кто и в самом деле (а не в чуровской Вселенной) проголосовали за этого человека, безусловно, хотели быть обманутыми, и потому благоговейно внимали каждому изречению нашего оракула. Я к их числу, разумеется, не принадлежу и давно не верю не только его обещаниям, но и вообще ни одному его слову, но это, впрочем, уже совсем другая история.

            Долгие годы советской власти учителям платили нищенскую зарплату, но примерно такой же она была у инженеров, научных сотрудников и прочих пролетариев умственного труда, и потому люди не бежали из профессии. Некуда было. Однако времена изменились, и уже в перестройку часть учителей (впрочем, как и инженеров), спасаясь от нищеты,  «двинула» в «челноки». Поскольку в киллеры их не брали. А в «лихие 90-ые» и мёртвые нулевые стало до отвращения ясно, что никакой справедливости под небесами нет и что юная девица, восемь часов в день пьющая чай в офисе банка, получает в несколько раз больше, чем учитель, до позднего вечера проверяющий тетрадки и забросивший личную жизнь в целях взращивания разумного, доброго и вечного. И педагоги потянулись уже не на вольные хлеба, а в экономисты, бухгалтеры, риэлтеры… – даже в продавцы приличных магазинов. И это были отнюдь не аутсайдеры, поступившие в педвузы из-за нехватки способностей для учёбы в каком-нибудь приличном университете, а именно что мобильная и перспективная молодёжь. Так, из школы, где я в то время работал, яркая и талантливая учительница ушла в «Метрострой». Потому что, как говорилось в старом анекдоте, «кушать очень хочется».

            Позже педагогам стали понемногу повышать зарплату, однако на столь малый процент, что чаще всего даже инфляция не «отыгрывалась» (я имею в виду, естественно, реальную, а не ту, которая существует в параллельной Вселенной господ Путина и Со). И наши замечательные экономисты, от Гайдара до Кудрина, важно надувая щёки, объясняли, что нельзя увеличивать заработную плату бюджетникам на величину большую, чем прирост производительности труда. Ну, во-первых, это никогда не мешало регулярно добавлять по 50-100% чиновникам, военным, полицейским, депутатам и тому подобным представителям вредных и опасных для населения профессий. Во-вторых, я тоже кое-что понимаю в экономике и знаю, что даже двукратный рост учительской зарплаты (представим себе такую фантастическую картину) не особенно увеличит денежную массу в стране (из-за невысокой доли «педагогических» доходов) и, стало быть, не шибко-то «разгонит» инфляцию. Основываться же на вышеуказанных представлениях экономистов в данном конкретном случае означает  лишь закрепление за учителями статуса наименее оплачиваемого слоя работающего населения. Никакие заклинания образованных финансистов не смогут затушевать позорного для России факта: работники наших школ (если не считать москвичей) обречены на нищету. И поэтому мы не можем – не имеем морального права – советовать своим ученикам идти по нашим стопам. Даже при наличии у них склонности к этому и очевидного таланта и желания. И, тем более, мы не пошлём туда своих детей. На гордости отечественной педагогики – учительских династиях – можете смело ставить крест!

            У российской школы в создавшейся ситуации нет будущего. Всё яркое, талантливое, молодое, энергичное, современное будет обходить её стороной. Ваших внуков, господа путины, медведевы, нарышкины и прочие хозяева жизни, уже в недалёком времени будут учить вялые неудачники, неспособные найти себя в более престижных и доходных сферах. Или вы надеетесь, что для ваших потомков хороших учителей хватит?

Вероятно, да. Но для оставшегося населения не найдётся даже достаточного количества посредственностей. И так стране угрожает стагнация, без профессиональной же и современной  сферы образования (в первую очередь, школьного, ибо высшее образование не сможет строиться «на песке») она окажется неизбежной.

 

Только не надо рассчитывать (как это любят делать господа обещалкины из высшего руководства страны), что повышение зарплаты приведёт к быстрому качественному росту уровня образования. Благодаря вашим усилиям, господа президенты, премьеры и прочие министры и депутаты, в результате именно вашей титанической деятельности на благо Родины отечественные школы уже сегодня наводнены огромным количеством равнодушных (или ненавидящих свою работу и детей) ремесленников, коим просто некуда податься. А уж при хорошей зарплате они будут держаться за места зубами, когтями, хвостами и всеми имеющимися конечностями. И избавляться от них придётся ценой немалых усилий. И осуществить это удастся далеко не сразу.

Ибо исторический опыт доказывает: честный профессионал и порядочный человек хорошо работает и, что называется, за рубль. Он, возможно, в конце концов уволится, или сопьётся, или умрёт с голоду, но до тех пор будет трудиться по-настоящему, а не валять ваньку. А бездельнику или просто унылому кое-какеру хоть миллион в месяц плати – он останется холодным сапожником,  отбывающим номер и люто завидующим соседу по лестничной клетке, которому платят, допустим, полтора миллиона. И всё это верно отнюдь не только для системы образования.

И потому скорое исцеление нашей школе не «грозит». Тем более, что, помимо низких доходов учителей, у неё масса других бед: всевластие чиновников Минпроса, своей чрезмерной «опекой» испортивших жизнь многим талантливым педагогам; регулярное, наглое и дилетантское вмешательство в нормальный процесс образования депутатов Госдумы; устаревшие учебные программы и так далее, и тому подобное. Нам «прописано» мучительно долгое выздоровление. Однако это исключительно при условии скорого и значительного – не менее, чем в два раза – увеличения учительской зарплаты.

Альтернатива одна: посредственные учителя будут готовить всё хуже подготовленных учеников, некоторые из них сами в дальнейшем станут учителями – не лучше (скорее, ещё хуже) – и наступит либо стагнация, либо лавинообразное ухудшение ситуации. Даже не знаю, что хуже.

Ибо окончательная гибель нашей нынешней средненькой школы, возможно, привела бы к радикальной реформе всей системы образования, без которой всё равно не обойтись (о чём я уже неоднократно писал). И на руинах вырастет нечто новое и, глядишь, даже замечательное (почему бы не помечтать?!).

 

Жаль только — жить в эту пору прекрасную уж не придётся ни мне, ни тебе…