PDF Печать E-mail
Литературная композиция «Серебряный век русской поэзии»

Гиппиус. Позвольте представиться, хозяйка салона – Зинаида Гиппиус.

Зинаида Гиппиус. Сентиментальное стихотворенье.

Час одиночества укромный,

 Снегов молчанье за окном.

 Тепло... Цветы... Свет лампы томный —

 И письма старые кругом.

 Бегут мгновения немые...

 Дыханье слышу тишины...

 И милы мне листы живые

 Живой и нежной старины.

 Истлело всё, что было тленьем,

 Осталась радость чистоты.

 И я с глубоким умиленьем

 Читаю бледные листы.

 «Любовью, смерти неподвластной,

 Люблю всегда, люблю навек...»

 Искал победы не напрасно

 Над смертью смелый человек.

 Душа, быть может, разлюбила —

 Что нам до мимолетных снов?

 Хранит таинственная сила

 Бессмертие рожденных слов.

 Они когда-то прозвучали...

 Пусть лжив таинственный обет,

 Пускай забыты все печали —

 Словам, словам забвенья нет!

 Теснятся буквы черным роем,

 Неверность верную храня,

 И чистотою, и покоем

 От лжи их веет на меня.

 Живите, звуков сочетанья,

 И повторяйтесь без конца.

 Вы, сердца смертного созданья,

 Сильнее своего творца.

 Летит мгновенье за мгновеньем,

 Молчат снега, и спят цветы...

 И я смотрю с благоговеньем

 На побледневшие листы.

Бальмонт. Замечательно, великолепно. А вот мое стихотворение. Я Константин Бальмонт.

Бальмонт:

                Я – изысканность русской медлительной речи,

                Предо мною другие поэты – предтечи.

                Я впервые открыл в этой речи уклоны,

                Перепевные, гневные, нежные звоны.

               Я – внезапный излом,

               Я – играющий гром,

                Я – прозрачный ручей,

               Я – для всех и ничей…

                Вечно юный, как сон,

               Сильный тем, что влюблен

               И себя, и других,

                Я – изысканный стих.      

Северянин. Я – гений Игорь Северянин. Слушайте меня.

Северянин:

                  Ананасы в шампанском! Ананасы в шампанском!

                  Удивительно вкусно, искристо, остро!

                  Весь я в чем-то норвежском! Весь я в чем-то испанском!

                  Вдохновляюсь порывно! И берусь за перо!

                  Стрекот аэропланов! Беги автомобилей!

                  Ветропросвист экспрессов! Крыролет буеров!

                  Кто-то здесь зацелован! Там кого-то побили!

                 Ананасы в шампанском – это пульс вечеров!

                 В группе девушек нервных, в остром обществе дамском

                  Я  трагедию жизни претворю в грезофарс.

                Ананасы в шампанском! Ананасы в шампанском!

                Из Москвы- в Нагасаки! Из Нью-Йорка- на  Марс!

Гиппиус:  Но, бесспорно, звездой первой величины в этом созвездии был Александр Блок.   Преклонение перед ним и его творчеством было всеобщим. По воспоминаниям Корнея Ивановича Чуковского, ни от кого так явственно, так ощутимо не исходил магнетизм. Трудно было представить себе женщину, которая бы не влюбилась в него. Правда, печальным, обиженным и даже чуть-чуть презрительным голосом читал он свои стихи о любви.

***:  Это было в башне Вячеслава Иванова. Читали стихи. От стихов мы тогда пьянели больше, чем от вина. Башня выходила на крышу  соседнего дома, и было видно бледно- серое, без луны и звезд ночное небо, каким оно бывает в белые петербургские ночи, и высокую худощавую фигуру А. Блока, читающего своим монотонным, страстно-бесстрастным голосом медленно и томительно.

Блок «Предчувствую тебя»

Ведущий. На стихи многих поэтов Серебряного века были написаны романсы, вот один из них на стихи М.Цветаевой « »

 Гиппиус: Что касается музыки, то где же она, если не в поэзии Николая Гумилева?  Послушайте, какое стихотворение он прислал из Африки.              « Жираф».

Гумилев:

               Сегодня, я вижу, особенно грустен твой взгляд,

                И руки особенно тонки, колени обняв.

                Послушай, далеко, далеко, на озере Чад

                Изысканный бродит жираф.

                Ему грациозная стройность и нега дана,

                И шкуру его украшает волшебный узор,

                С которым равняться осмелиться только луна,

                Дробясь и качаясь на влаге широких озер.

                Вдали он подобен цветным парусам корабля.

                И бег его плавен, как радостный птичий полет.

                Я знаю, что много чудесного видит земля,

                 Когда на закате он прячется в мраморный грот.

                 Я знаю веселые сказки таинственных стран

                 Про черную деву, про страсть молодого вождя,

                 Но ты слишком долго вдыхала тяжелый туман,

                  Ты верить не хочешь во что-нибудь, кроме дождя.

                  И как я тебе расскажу про тропический сад,

                  Про стройные пальмы, про запах немыслимых трав…

                  Ты плачешь? Послушай…далеко, на озере Чад

                  Изысканный бродит жираф.

Гиппиус. А в это время Анна Ахматова ждала Гумилева дома и писала

Ахматова:

                 Сегодня мне письма не принесли.

                 Забыл он написать или уехал;

                 Весна как трель серебряного смеха,

                 Качаются в заливе корабли.

                 Сегодня мне письма не принесли…

                 Он был со мной совсем еще недавно

                 Такой влюбленный, ласковый и мой.

                Но это было белою зимой.

                Теперь весна, и грусть весны отравна.

                Он был со мной совсем еще недавно

                Я слышу легкий трепетный смычок,

                 Как от предсмертной боли, бьется, бьется,

                 И страшно мне, что сердце разорвется,

                 Не допишу я этих строк.

Ведущий. Звучит романс на стихи Н.Гумилева

Ахматова. Позвольте вам представить мою большую приятельницу, замечательную поэтессу Елизавету Юрьевну Кузьмину-Караваеву.

Гиппиус. А вот и Марина Цветаева. Добрый вечер, рады Вас видеть.

Гиппиус: Позвольте вам представить скромного, но очень талантливого крестьянского поэта Сергея Есенина и попросим его почитать свои стихи.

Есенин:

Гой ты, Русь, моя родная,

 Хаты - в ризах образа...

 Не видать конца и края -

 Только синь сосет глаза.

 Как захожий богомолец,

 Я смотрю твои поля.

 А у низеньких околиц

 Звонно чахнут тополя.

 Пахнет яблоком и медом

 По церквам твой кроткий Спас.

 И гудит за корогодом

 На лугах веселый пляс.

 Побегу по мятой стежке

 На приволь зеленых лех,

 Мне навстречу, как сережки,

 Прозвенит девичий смех.

 Если крикнет рать святая:

 "Кинь ты Русь, живи в раю!"

 Я скажу: "Не надо рая,

 Дайте родину мою".

Маяковский: Почему вы таскаетесь по салонам, Есенин?

Есенин: Глядишь, понравлюсь, и в люди выведут.

Маяковский:

Пока вы выкипячиваете,

Рифмами пиликая,

Из любвей и соловьев

Какое-то варево,

Улица корчится

Безъязыкая,

Ей нечем кричать

И разговаривать.

Выньте, гулящие,

 руки из брюк,

берите камень,

нож или бомбу,

а если у которых нету рук-

пришел чтоб и бился лбом бы.

1 ведущий:

А потом прозвучал революционный набат. Разгорелся пожар революции и гражданской войны.

                                           Звучит « Реквием» Моцарта

2 ведущий:  Умерла вдали от родины Зинаида Гиппиус.

 1 ведущий: Расстрелян Николай Гумилев.

2 ведущий:  Умерли на чужбине Игорь Северянин и Константин Бальмонт.

1 ведущий: Повесилась Марина Цветаева.

2 ведущий:  Умер от нервного истощения Александр Блок.

1 ведущий: Елизавета Кузьмина-Караваева стала монахиней – матерью Марией. Во время германской оккупации Парижа её дом стал одним из штабов Сопротивления. Мать Мария была арестована и впоследствии отправлена в лагерь Равенсбрюк в Германии, где и погибла.

1 ведущий: Повесился Сергей Есенин.

2ведущий:    Застрелился Владимир Маяковский.

1 ведущий. Но стихи их живут и будут жить в веках.

Н. Г. Куц, МКОУ "СОШ № 17" ИМРСК, п. Солнечнодольск, Изобильненский район, Ставропольский край