PDF Печать E-mail
Формирование национального самосознания личности в процессе изучения языка как духовной ценности народа.

Знать язык народа необходимо на всех этапах его развития.

            Русская школа всегда была школой, где не только обучали, но и развивали, воспитывали в процессе самого обучения. Особые условия для воспитания и развития ученика в процессе обучения, средствами изучаемого материала, создаются на уроках русского языка – об этом писали и К.Д. Ушинский, и Ф.И. Буслаев. Язык – основа национальной культуры, важнейшее средство приобщения к её неисчерпаемым богатствам. Приобщение человека к культуре происходит не только при изучении родного языка и других предметов (особая роль принадлежит урокам литературы, истории, мировой художественной культуры), но и под влиянием того, что мы читаем, слышим, видим. Это влияние, эту зависимость особенно чутко воспринимает ребёнок.

          «В последнее время я мучительно ощущаю недостаточность понимания очень важных для меня слов. Таких, например, как «душа» и «духовность». Как будто между мною и словом внезапно вырастает непроницаемая стена. Там, за стеной, остаются живые смыслы этих культурных понятий». - писал А. П. Чехов.

    Как же ввести ученика в культуру как царство смысла? Чтобы слово и понятие стали «собственностью» ребёнка, необходимо (как писал Л.С. Выгодский в книге «Мышление и речь») использовать более тонкие и сложные методики обучения. Одним из них, с нашей точки зрения, может стать разрабатываемый современной лингвистикой метод концептуального анализа слова. (Концепт синонимичен термину смысл). В результате такого анализа (включающего и лексический разбор слова) расширяются знания ученика о мире, тогда как лексический ведёт  только к расширению знаний о слове.

     Национальный концепт, являющийся воплощением в слове ценностей культуры, есть результат сочетания лексического значения слова с социальным, историческим опытом конкретного человека. Включение в  школьный курс русского языка этнокультуроведческого компонента находит реализацию прежде всего в том, что многие учителя последовательно рассматривают на занятиях русского языка особенности употребления слова в произведениях русских писателей.

     Потребность сблизить изучение русского языка и литературы объективно существует: литература – это искусство слова, слово – «первоэлемент литературы».

    Важнейшее в нашей отечественной словесности – её православное миропонимание. Православие на протяжении веков так воспитывало русского человека, так учило его осмысливать своё бытиё, что он, даже порывая с верою, не мог отрешиться от привитого народу миросозерцания. Совесть утверждалась нашими писателями как основная мера всех вещей. Не частные вопросы, а важнейшее, всеобщее – волновали сознание и душу творцов русской литературы. И в этом она едина на протяжении всей её истории.

   «Русская культура – запечатлённая печатью тысячелетия: крещением в Православии. Этим  и утвердилась духовная сущность русского народа, его истории и просвещения, - утверждал И. С. Шмелёв. – Наша литература – тоже запечатлённая: она исключительно глубока в отличии от других литератур в мире, и целомудренна. В ней почти всегда – «вопросы», стремления раскрыть тайну, попытки найти разгадку мировых загадок, поставленных человечеству (о Боге, о бытие, о смысле жизни, о правде и кривде, о Зле-Грехе, о том, что будет там… и есть ли это там? Русская литература – не любование «красотой», не развлекание, не услужение забаве, а именно служение».

     Православие устанавливает единственно истинную точку зрения на жизнь и это-то усваивает русская литература в качестве основной идеи, становясь таким образом православною по духу своему. Православная литература учит православному же воззрению на человека, устанавливает правильный взгляд на внутренний мир человека, определяет важнейший критерий оценки внутреннего бытия человека, смирение.

    Вот почему новая русская литература (вслед за древнерусской) задачу свою и смысл существования видела в возжигании и поддерживании духовного огня в сердцах человеческих. Вот откуда идёт и признание совести мерилом всех жизненных ценностей. Своё творчество русские писатели сознавали как служение пророческое. Отношение к деятелям литературы как к духовидцам, прорицателям сохранилось в русском сознании до сих пор. Наша литература была (воспользуемся гоголевским образом) «незримой ступенью» ко Христу. Она преимущественно отразила то испытание верой, которое совершалось в жизни народа и отдельного человека, которое, собственно, и есть главное испытание, какому подвержены мы в земной жизни.

    Наша литература запечатлена в слове и образе. Религиозный опыт русского человека: и светлый, и тёмный, и спасительный, и опасный для души - это опыт веры и безверия. И тот, и другой необходимы для самопознания и самосознания.

Г. В. Новикова, МБОУ "Судогодская ООШ", г. Судогда, Владимирская область